В ЕС появился лидер, объявивший войну Путину, — Боровой
12.05.2017 10:13

FacebookTwitter— Поделиться

2 и 10 мая президент США провел две знаковых встречи: первую – с министром иностранных дел России, вторую – с главой украинского МИДа. И в первом, и во втором случае звучала тема агрессии России против Украины. Значит ли это, что Дональд Трамп, несмотря на предвыборные обещания не вмешиваться в проблемы, прямо не касающиеся Штатов, все-таки решил вмешаться? Каким будет его вмешательство, учитывая очевидные симпатии президента к Владимиру Путину?

Президентские выборы во Франции выиграл Эммануэль Макрон. Это значит, что в “нормандскую” четверку вливается новый игрок. Способен ли он радикально изменить дискурс, добиться реального прогресса на переговорах? Готов ли придерживаться той же проукраинской позиции, которую демонстрировал в ходе предвыборной кампании?

Своими ответы на эти вопросы с “Обозревателем” поделился российский оппозиционный политик Константин Боровой. Он также ответил на ряд других вопросов, посвященных новой “идеологической установке” в России и главному заданию Владимира Путина на пути к победе на президентских выборах.

– Можно ли считать встречи Трампа с министрами иностранных дел показателем того, что администрация США начала обращать внимание на проблему Украины?

– Я думаю, что да. Усилия, совершенно неимоверные усилия, которые предпринимали Лавров, Путин по началу каких-то разговоров, контактов, переговоров дали результат. Сначала Лавров провел целую операцию по организации телефонного разговора Трампа с Путиным, а потом Путин прямо во время телефонного разговора попросил Трампа принять Лаврова.

То, что сегодня есть – это неустойчивое равновесие, которое очень не устраивает Россию. Насколько я понимаю, у Путина есть что предложить для будущих переговоров – и Украину, и Сирию, и Северную Корею, и кибератаки… Много чего. Основная цель Путина – просто сохранение власти. Эти внешнеполитические авантюры перестали выполнять роль стабилизатора во внутренней политике, и власть его очень сильно и заметно ослабляется. Нужны какие-то новые подходы. Тем более что эти внешнеполитические авантюры нанесли совершенно невосполнимый удар по экономическому положению России. Говорить о неэффективности санкций уже не приходится – речь идет о возможной скорой необходимости в организации гуманитарной помощи России.

Так что Путин очень заинтересован в переговорах, Трамп – меньше заинтересован. Но, по существу, Украина – это проблема европейцев, а не Соединенных Штатов. Сирия и Северная Корея – в этом действительно Трамп заинтересован. Хотя, конечно, не так, как Путин. У Путина, образно говоря, земля горит под ногами. У Трампа все не так критично. Но почему бы не провести эти переговоры? Тем более что для Путина сами переговоры важнее результата, а для Трампа, безусловно, важен именно результат.

– Может быть, наоборот: для Путина важнее результат?

– Нет. Для Путина самое тяжелое – и думаю, что они это уже давно поняли, – это ужасный имидж России, который фактически приводит к всем признакам политической и экономической блокады. Путин, наконец, понял, что тот имидж, которого он добился, фактически не позволяет развиваться стране – развиваться экономике. И приводит к изоляции. Сами санкции – это символика. А отсутствие инвестиций, отсутствие экономических контактов с Западом производит, безусловно, разрушительное воздействие на Россию. Причина – не санкции, причина – имидж. Никто не хочет вкладывать, понимая, что завтра эти ресурсы просто будут потеряны.

– Вы допускаете, что Путин может обменять войну в Украине, войну в Сирии, поддержку Северной Кореи на снятие санкций?

– Мы случайно с Кушнарем (главный редактор издания Newsader Александр Кушнарь. – Ред.) пришли к такому выводу, что обменять всего-навсего на фотографию международных переговоров в Рейкьявике – грубо говоря. Но проблема в том, что, если эти международные переговоры так же, как, скажем, Минские договоренности, закончатся ничем или обманом, то это может фактически перевести состояние взаимоотношений из этого неустойчивого равновесия в прямую конфронтацию, что, конечно, окажет еще более серьезное негативное воздействие на политическую и экономическую систему России. И это опасно. Я надеюсь, что эту опасность, в первую очередь, понимают американцы.

И несоблюдение Минских договоренностей, и несоблюдение Хельсинских соглашений о нерушимости границ показывает, что Путин допускает собственные трактовки международных соглашений. Не соблюдать международные договоренности для него – обычная практика. К сожалению.

– Новый президент Франции Эммануэль Макрон вольется в “нормандский” формат. Как вы расцениваете его роль в этом формате? Сможет ли он привнести что-то новое, революционное, конструктивное?

– Мне кажется, что да. Это молодой политик, амбициозный, который сегодня заинтересован не в бюрократических процедурах, в чем заинтересованы традиционные политики, для которых процесс важнее результата. Макрон заинтересован в результате.

Кстати говоря, это одна из причин, по которой Путин и Лавров сейчас предпринимают такие неимоверные усилия. Они понимают, что эта молодая кровь – Макрон – может создать очень опасную для них ситуацию, более радикальное, более прагматичное отношение к России. И это может нанести серьезный ущерб.

Если раньше, условно говоря, санкционная активность исходила из Соединенных Штатов и поддерживалась Европой, то теперь инициатива может перейти к Европе. Настроения очень радикальные. Одно только заявление Макрона о том, что он собирается отомстить Путину за кибератаки чего стоит. Это очень серьезно. Такое заявление в некоторых случаях можно расценивать как объявление войны.

– Может ли Макрон отомстить Путину посредством Украины?

– Может. Франция обладает самым современным вооружением, высокотехнологичным. А это то, что сегодня очень не хватает Украине для, скажем так, завершения процесса. Макрон вполне может пойти на такие шаги, видя безрезультатные бюрократические игры, которые продолжались много лет, начиная с совершенно пустого соглашения Медведев-Саркози по Грузии. Макрон может пойти на радикальные шаги. Я думаю, что Петру Алексеевичу стоит подумать о встрече с новым президентом Франции.

– Во время выступления 9 мая Владимир Путин заявил: “Если бы нашу страну постигла ужасная трагедия и мы так же, как многие страны Европы, потерпели бы поражение, то нас ждала бы совсем другая судьба, чем порабощенные страны европейского континента. Дело шло не только о существовании нашей страны, дело шло о существовании самого нашего народа как этноса”. Как вы оцениваете эту фразу?

– В первый раз я обнаружил это на “Эхе Москвы”, когда там выступал. Это одна из последних пропагандистских установок. На самом деле, фашизм был побежден, как сказал Путин во время этой речи, “российским русским народом”. Это серьезная установка, безусловно, изоляционистская и безусловный намек на то, что все остальные имели либо малое отношение либо вообще не имели никакого отношения к победе над фашизмом.

Как всякая пропагандисткая установка, она основывается не на логике, не на исторических фактах, а на стереотипах. Это советский стереотип. Советский союз праздновал День Победы не 8 мая, как весь остальной мир, а 9 мая, когда был подписан дополнительный акт о капитуляции. Вся советская пропаганда строилась именно на этой установке – что Советский союз победил в этой войне, и никто иной.

Путин опирается на советские стереотипы в пропагандистской кампании. Это известно. Они не нуждаются в доказательствах – они являются информационными блоками, которые не воспринимаются логикой, а самоценны просто фактом утверждения. “Россия победила фашизм”, “Русский народ победил фашизм”. Звучит абсурдно, конечно. Звучит очень странно. И к этому вроде не имеет отношения ни Грузия, ни Украина.

Это новая современная идеологическая установка.

– Как вы знаете, недавно Владимир Путин в составе команды “Легенды хоккея” забил в ворота противника 7 шайб. Почему только 7, почему не больше? И что означают подобные мероприятия с участием президента Российской Федерации?

– Они означают, что не очень молодой президент нуждается в моральной поддержке, которую ему оказывают участники этого представления. Они это не называют пропагандистской кампанией, но известно, что для него это очень важный фактор – быть “мачо”. Над ним же весь мир издевается, изображая его голым по пояс. Для него это важно.

– Российский избиратель любит таких “мачо”?

– Во всяком случае, это производило сильное впечатление на избирателей. Если помните, была целая пропагандистская кампания “Хочу ребенка от Путина” – очень похожая на то, что было с Гитлером. Тогда у меня было ощущение, что ее прекратили именно потому, что слишком близки были ассоциации с Гитлером, от которого все немки хотели иметь ребенка. Но тогда не было технологии клонирования, иначе они бы добились этого.

– Не так много времени осталось до президентских выборов в России. Каков, на ваш взгляд, главный фактор победы Владимира Путина? Или результат просто нарисуют без особых усилий с его стороны?

– Результат рисуют уже очень давно, никого не интересуют реальные результаты голосования. Но есть один фактор, который контролируется и который можно видеть, фактор, связанный с лояльностью – это явка.

В свое время в Советском союзе это был очень серьезный параметр. Милиционеры обходили так называемых избирателей. Поведение тех, кто не хотел голосовать, кто не явился на избирательный участок, рассматривалось на партийных, профсоюзных собраниях.

Сегодня это единственный фактор, печальный параметр, потому что количество голосующих все время снижается. Люди умнеют, начинают понимать, что от них ничего не зависит. Я не думаю, что власти решатся применять репрессии, но какие-то силовые усилия по мобилизации населения традиционно будут предприниматься.

Бойкот. Я об этом говорил не раз – бойкот власти, бойкот выборов. Сегодня это единственный способ противодействовать власти. Бойкот активный, бойкот с протестами, бойкот с одиночными пикетами.

Все эти предложения голосовать за кого угодно, кроме “Единой России” или за кого угодно, кроме Путина – это фикция. Чего уж там – вся эта история с Навальным, которая транслируется через все государственные средства массовой информации выполняет только одну-единственную роль: мобилизации. Это своеобразная морковка перед носом у ослика. Как в лотерее: “у вас есть шанс выиграть автомобиль или миллион рублей, покупайте лотерейные билеты”. Есть много людей, которые на это покупаются.

Это очень серьезная пропагандистская акция – мобилизация населения. Очень серьезная, очень дорогая. Я думаю, что ближе к выборам придумают еще несколько вариантов.

Подписаться на ПОЛИТОЛОГ:




20:09 Макрон занялся войной на Донбассе

19:30 Филатов берет на работу в горисполком командира днепропетровского “Беркута” времен Майдана

18:33 Лидеры G7 пригрозили России новыми санкциями

16:45 Придворные Путина начали понимать, что он не гарант, а обуза, — блогер

16:25 Почему Крымом управляют все те же? — Портников

16:00 Подсадили на кремлевские VPNы: стало известно, как РФ использует запрет “ВКонтакте” и “Яндекса”

15:30 Россия не тюрьма, а кладбище, — блогер

14:23 Бжезинский об Украине. Главные цитаты за 20 лет