Россия — это угроза для всей Европы: Грибаускайте предупредила о риске вторжения РФ
26.03.2017 13:15

Президент Литвы Даля Грибаускайте находится в авангарде «гибридной войны» против экспансионистской политики Москвы. В эксклюзивном интервью для журнала Foreign Policy, который представлен у нас в переводном варианте, она изложила причины, по которым американские войска должны быть размещены на литовской земле с целью предотвращения российской агрессии.

FP: Вы уже просили о постоянной дислокации американских войск в Литве?

ДГ: Да. Американские войска в Европе по-прежнему располагаются главным образом на территории Германии и Западной Европы, в то время как угроза в настоящее время в основном на востоке — в Польше и странах Балтии. Поэтому наша рекомендация состоит в том, чтобы американские войска были размещены здесь на постоянной основе. Мы также нуждаемся в противовоздушной обороне.

FP: Которой у вас сейчас нет, верно?

ДГ: Нет, а ведь она необходима. Вы не можете защитить свою территорию и войска на земле, если у вас нет ПВО.

FP: Насколько велика угроза России в отношении Литвы?

ДГ: Россия — это угроза не только для Литвы, но и для всего региона и всей Европы. Мы видим, как Россия ведет себя в Калининграде — российском анклаве у нашей границы. Там они развернули ракеты, способные нести ядерные боезаряды, которые способны достичь европейских столиц. Речь идет не только о Балтике.

FP: Беспокоят ли вас «маленькие зеленые человечки» — предполагаемые российские солдаты, которые могли бы вторгнуться сюда (интервью состоялось в Вильнюсе — прим. Newsader) так же, как они это сделали в Украине?

ДГ: Это может быть сделано разными способами, один из которых — «Запад 2017», масштабные российские военные учения в Беларуси, которые ожидаются нынешней осенью. Едва ли на нашей территории можно ожидать появления так называемых «зеленых человечков», ведь они не говорят на литовском языке, да и у нас мало русскоговорящего населения.

FP: Беспокоитесь ли Вы о том, что Россия может перекрыть Сувалкский перешеек (120-километровый отрезок на литовско-польской границе — Newsader), чтобы затруднить для НАТО переброску дополнительных войск в Балтию в случае кризиса?

Место расположения Сувальского перешейка на польско-литовской границе 

ДГ: Да, они могли бы блокировать доступ. Именно поэтому мы просим постоянного присутствия на нашей территории, и при этом нам необходимо располагать возможностями ПВО.

FP: Что говорят США?

ДГ: Мы потихоньку двигаемся к достижению соглашения.

FP: С США или НАТО?

ДГ: С обоими. Еще в 2010 году мы начали обсуждать с НАТО оборонительные планы для стран Балтии. Мы, наконец, сформировали их, но они не являются достаточными для столь агрессивного поведения со стороны нашего соседа.

Нам нужны войска на нашей территории. В прошлом году на Варшавском саммите мы договорились о том, что Польша, Литва, Латвия, Эстония и получат по одному батальону, и мы их получили. Один — под руководством Германии — уже расположился здесь. Всего в нем будут задействованы семь стран.

FP: Считаете ли вы, что Запад сможет вызвать к действию статью 5 договора НАТО о коллективной обороне (в случае нападения России — Newsader)?

ДГ: Я думаю, что статья 5 уже реализована на нашей территории: члены батальона обязались защищать нашу страну. Во всяком случае, семь стран НАТО уже тут.

FP: Как вы относитесь ко взглядам президента Дональда Трампа по поводу НАТО?

ДГ: Думаю, что некоторые критические замечания со стороны президента обоснованы, особенно в плане расходов на оборону. Все члены НАТО должны больше инвестировать. В Литве в этом году мы тратим 1,8 процента ВВП [на оборону]. В следующем году потратим 2,1 процента. Критика со стороны президента Трампа оправданна.

FP: Но ведь тот же Трамп высказывал сомнения в актуальности НАТО?

ДГ: Я бы не стала интерпретировать его слова таким образом.

FP: Как Вы думаете, каким будет следующий шаг президента России Владимира Путина?

ДГ: Никто этого не знает, однако ясно, что он будет использовать любое пространство, оставленное ему, чтобы спровоцировать нас. Он зайдет настолько далеко, насколько мы позволим ему. На него оказывается огромное давление внутри, поэтому он нуждается во внешних врагах. Мы видим, как периодически он находит себе новых врагов в той или иной стране. Европа является одним из регионов, куда он хотел бы экспортировать нестабильность.

FP: Вы имеете виду его интервенцию в выборы во Франции?

ДГ: Везде, где он поддерживает ультраправые и ультра-левые политические силы. Вместе с тем мы повсюду наблюдаем кибернетические, информационные и пропагандистские атаки.

FP: Расширились ли эти атаки с момента аннексии Крыма?

ДГ: О, да. После Крыма Кремль значительно нарастил инвестиции в пропаганду и информационную войну. Мы на нашей территории уже находимся в состоянии гибридной войны из-за кибератак, телепропаганды и информационной агрессии со стороны России. Они пытаются поддержать некоторых политиков. Они распространяют фейковые новости.

FP: Россия финансирует некоторых политиков?

ДГ: Да. Это их стандартная практика по всему миру.

FP: Как вы боретесь с этим?

ДГ: За три месяца мы заблокировали трансляцию нескорых особенно желчных телевизионных каналов. Мы пытаемся разрушить пропагандистские мифы на нашей территории. Например, во время прибытия батальона под немецким руководством произошел фейковый вброс о том, что немецкий солдат якобы изнасиловал несовершеннолетнюю девушку. Мы немедленно отреагировали, заявив, что это ложь. Мы проверили имя, и оказалось , что такого человека просто не существует.

FP: Считаете ли Вы, что сможете рассчитывать на США?

ДГ: Мы верим, что наше партнерство будет оставаться крепким вне независимости от того, какая администрация имеется в США в текущий момент.

FP: А что с Украиной?

ДГ: В меру возможностей мы стараемся оказывать ей гуманитарную, военную и политическую помощь.

FP: Устоит ли правительство Украины, как думаете?

ДГ: Я забочусь не о правительствах. Я забочусь о будущем страны и ее народа. Это третий президент, с которым мне довелось работать. Наша цель состоит в том, чтобы поддержать Украину, избавить ее от коррупции и освободить от зависимости от России — с тем, чтобы помочь им стать более европейскими. У них идет война на их собственной территории, и мы должны быть терпеливы по отношению к ним.

FP: Работают ли санкции, как считаете?

ДГ: Санкции были введены после Крыма, и я не вижу причин для их снятия.

FP: Согласны ли европейцы с Вами?

ДГ: Поглядим — увидим. Не все так просто. У разных стран — разные мнения. Но Россия то и дело выкидывает все новые фортели.

FP: Имеете в виду Сирию?

ДГ: Да, и сейчас они также представляют угрозу в Ливии. Наблюдается военная концентрация [России] в Египте на границе с Ливией.

FP: Можно ли говорить о наличии у Путина стратегии?

ДГ: Он импровизирует. Если видит свободное пространство — входит. Он быстр в принятии решений.

FP: Намерен ли он восстановить бывший Советский Союз?

ДГ: Он ностальгирует [о нем], однако понимает, что это невозможно. Он хотел бы увеличивать свое влияние и дестабилизировать как можно больше стран.

FP: В том числе вашу?

ДГ: Мы его ближайшие соседи. Он нападает не только на нас, но и Германию, и вашу страну — путем кибератак и кражи информации. Если уж Россия влияет на ваши (американские — Newsader) публичные дискуссии, можете себе представить, как велико ее влияние на более мелкие соседние страны.

Оборона Америки начинается с балтийских стран. Остановите его здесь — и он не будет представлять угрозу для вас. С современными технологиями территория не столь важна. Важно нейтрализовать его методы и ложь. Путин испытывает [гибридные технологии] на нашей территории, а затем экспортирует приобретенные знания в другие страны.

Следует понимать, на что способна Россия — теперь она может дотянуться даже до США. Даже для нас это стало сюрпризом. Мы были уверены, что они не зайдут столь далеко в своих попытках влиять на глобальную политику.

FP: Путин отправил войска в Сирию — и ничего не произошло.

ДГ: Мы позволили ему сделать это, и теперь Ливия может стать следующей. Если Россия продолжит, это обернется еще большим потоком беженцев в Европу. Он использует иммиграцию как инструмент для дестабилизации единства Европейского союза. Это цинично и жестоко.

FP: Что для Вас важнее всего?

ДГ: Чтобы США не ушли с мировой арены. Если Соединенные Штаты отгородятся от нашего континента, они откроют России огромное пространство для маневра.

Подписаться на ПОЛИТОЛОГ:





21:28 Для россиян в Сирии осень перестала быть томной, — блогер

20:33 Сын Плотницкого свалил в Россию, а вы, терпилы, получайте паспорта «ЛНР», — блогер

19:15 А не оккупирована ли уже Беларусь Россией? — блогер

18:58 Миротворческий гамбит. Какое одолжение Путин сделал Медведчуку, — публицист

18:43 Это отрезвит многих «новороссов», — блогер

18:28 Территория беспредела и ООН, — Портников

18:13 Все маски сброшены: Лукашенко показал истинное отношение к Украине, — военный эксперт

17:58 В Сирии террористы захватили российское вооружение (фото)