Любой оргазм нервно курит в сторонке по сравнении с этим страхом, — блогер
16.05.2018 18:43

Киев напомнил мне о Донецке, довоенном. Все куда-то бегут, кипеш, цепкие глаза, энергичная походка, никакой вальяжности и тотальной расслабухи Запада. Эдакий бодрячок, кто успел — тот и съел. И все пихаются. Это был кайф. Я наконец-то бегала в привычном темпе и радостно пихалась.

Меня приютила подруга, с которой мы вместе пережили по телефону сначала киевский Майдан, а потом донецкую войну. Первая неделя ушла на то, чтобы возненавидеть риелторов столицы. Нет, я не обобщаю, моя ненависть выросла на моей личной нерепрезентативной выборке. Но из песни слов не выкинуть. Я до сих пор не вполне понимаю, как можно кормиться с профессии, работая вот так

Впрочем, ну их вовсе, может, этот дикий рынок таки когда-то станет цивилизованным.

Вторая неделя и далее — это был напалм по моей нервной системе. Потому что Дебальцево. Потому что он — там. Потому что нет связи, нет абонента, потому что «Таня, я не могу сейчас говорить». Потому что в интернете адский визгливый хор диванных бойцов, кухонных истеричек и (уж простите) некоторых припи*денных волонтёров: «Всех убьют! Командование договорилось с сепарами! Их слили! Украинская арта бьёт по своим!». И ещё потому, что в телефон мне говорят: «Мы не сдаём квартиру с детьми, животными и донецким».

Это не для того, чтобы меня вот сейчас все кинулись жалеть или проклинать квартировладельцев. Это личное дело — кому я хочу или не хочу доверить свою собственность. Но уважаемые владельцы квартир под аренду в Киеве, Львове, Марике, когда вам позвонят и скажут: «У нас донецкая прописка», — вы не сразу бросайте трубку. Спросите, что к чему, это пара минут. Может, с той стороны нормальный человек, который тоже, как и вы, ждёт кого-то с войны. И у которого вы — последний шанс. У нас ведь нет права на неудачу, когда попробовал, не получилось — и ты вернулся домой. У нас нет этого «домой».

Знаете, вот этот весь традиционный набор «Лишь бы не было войны», «Мирного неба» и «Если смерти, то мгновенной» — оно ж никогда не торкало. Пока войны не было, с небом было всё ок и смерть была буй знает где, в теории, потом.

А когда с тобой не могут говорить, потому что там, где есть связь, бьют снайперы…

Хз, как это описать, чтобы без соплей и банальностей….

Ты мечешься по квартире, совершенно не умея притормозить хоть как-то вот это всё в голове. Оно там своей неконтролируемой жизнью живёт, накручивая нервы на шипованный кулак. Ты бесконечно листаешь интернет, выискивая… Нет, не реальную картину происходящего пиз*ореза, а хоть что-то утешающее. Так странно… Ты ведь всегда мнил себя любителем суровой правды кишками наружу. А когда попадается видео с нашими пленными, ты истерично кликаешь крестик, чтобы закрыть это быстрее на*ер. Потому что «если смерти, то мгновенной».

И опять бесконечный интернет, а там тишина. Там все, кто в теме, молчат и пытаются выйти.

Ну, кроме диванных онолитеков, которые всегда в теме и неиссякаемы в принципе.

На сепарские ресурсы лучше вообще не ходить — они там уже в Берлине все, болезные. Иногда попадается утешительный приз «Вломили нам неслабо», но лучше не ходить.

Бесконечная, су*а, бесконечная ночь.

А потом звонок. Вышли. Вышли, умнички мои. Выкуси, мерзкое сослагательное наклонение!

Любой оргазм нервно курит в сторонке по сравнению с вот этим ощущением, когда отпустило. Когда в башке благостная пустота, звенящая нотой До второй октавы. Клёво! Чтобы понять, как клёво бывает не от еды, секса или денег, нужно, чтобы сначала пришло эпичное «ху*во» и раздулось больше, чем ты можешь вместить.

А потом нашлось жильё, кусочек дома, с большим клаптем невозделанной земли. С белками, ёжиками, чёрным котейкой и хозяйским спаниелем в клещах. С условным ремонтом и почти без мебели, но в 10 минутах ходьбы от метро. Да и вообще, нам ли быть в печали?!

А дальше будут маты и события, которые мне снова трудно описать, может быть, коряво. Потому что в голове это не уложилось до сих пор.

После выхода из Дебальцево мой супруг немедленно начал выступать на тему «А какого буя с*еба*ись наши непосредственные командиры гораздо раньше нас?!».

Как с*еб*лись? Натурально. Роняя тапки.

Да, у них сейчас тоже УБД, может, даже медали есть или ордена.

И ещё на тему «А какого буя наши командиры расстреляли в панике машину с нашими же бойцами?».

Да, у моего дорогого вообще проблемы с промолчать, врождённые, по-моему, генетически обусловленные.

А теперь угадаемте, как отреагировало руководство?

А потом вот это — «Мы попытаемся выйти, телефоны выключаем. Включусь, когда выйду». И ты вообще ни*рена не можешь внутри башки остановить его «когда выйду» и своё «если выйдешь». Что дальше, за этим «если»… И как об этом не думать…

В Донецке бывало страшно. Но страх за себя — он деятельный. Запастись водой, купить консервы, кошакам корм найти, пригнуться, обойти, нагуглить глубину могилы, чтобы жмурик не вонял, если чё, и тыды.

Страх за кого-то — это адище. Это пассивное сидение на жопе ровно и бесконечное выжидание хороших новостей. Это, сука, невыносимо вообще. Тот, кто умеет, пусть обучает других — озолотится в момент и плюс миллион к карме.

Продолжение следует.

Таня Адамс

Подписаться на ПОЛИТОЛОГ:





19:05 «Волнующие подробности» о Путине, Карле и Кларе, — блогер

18:58 Бездомный Абрамович. О проблемах богатых россиян в Лондоне, — журналист

18:43 Жители Донецка захотели миротворцев и запустили флешмоб, — блогер (фото, видео)

18:28 Совершено преступление, погибло 298 человек. Кто виноват — все уже знают, — эксперт

18:13 Турецкий Стамбул примет финал ЛЧ-2020

17:58 Следствие воссоздало полный маршрут «Бука», из которого россияне сбили MH17 (видео)

17:43 Трамп отменил встречу с лидером КНДР Ыном

17:28 Это стыд и позор для США! — блогер